Рассказы и истории
Дверь в никуда
Она окончательно закрыла дверь в свою жизнь...
Да найду чем заняться, - бодрясь, ответила Валентина Васильевна, - отдохну от вас сначала, читать буду, огород заведу.

Провожали ее на пенсию всем отделением. Пришли все – врачи, медсестры, санитарки. 25 лет Валентина Васильевна отработала в отделении стоматологии медсестрой. Она была грузна и нелегка нравом, покрикивала на своих коллег медсестер, иногда и врачам от нее доставалось. Но все ее любили за доброту, которую никак не спрячешь за ворчливым характером. Поворчит, но всегда прикроет, отпустит пораньше или поменяется сменами.

А в стоматологию пришли перемены. Врачи стали работать с ассистентами, все хотели работать с молоденькими девушками, которые и схватывали все лучше и в кабинке помещались. Осталась одна Валентина Васильевна без врача, работала на посту. Но вот и пост сократили, а Валентину Васильевну отправили на пенсию.

-Валечка, любимая моя, давай поженимся, а? – Алексей с нежностью смотрел на Валю. Молодая красавица с русыми волосами и зелеными глазами совсем вскружила ему голову. Он был военным летчиком и сам пользовался среди женщин бешеной популярностью. Но Валя это была его жизнь, его любовь.

-Конечно, Лешик, но не сейчас, ты же знаешь, что мама болеет, - Валя с сожалением поджала губы.

- А когда тогда? Она же часто болеет.

- Давай через месяц, мы съездим с ней в Москву на консультацию, я уверена, что ей станет лучше.

Алексей познакомился с Валей в больнице, где он делал операцию на колене. Зеленые глаза этой красавицы сразили его наповал. Он встречал ее с работы, они вместе много гуляли, ходили в кино и кафе, он познакомил ее с родными. Валя тоже познакомила его с родителями – Антониной Максимовной и Василием Анатольевичем. Намечалась свадьба, но Валя все время ее откладывала, потому что Антонина Максимовна себя плохо чувствовала. Все время болели колени и тазобедренные суставы, таблетки уже не помогали и Антонина Максимовна едва передвигалась. Валя очень рассчитывала на консультацию в Москве, но ноги совсем отказали Антонине Максимовне и она уже не могла встать.

Валя бегала по врачам, маму положили в больницу. Через месяц ее выписали, но на ноги она так и не встала. Страшный диагноз и вердикт врачей – она никогда уже не встанет и будет жить, пока бьется сердце. А сердце было здоровое. На этом фоне у Василия Анатольевича случился инсульт и он тоже слег парализованный.

Валя думала, что помешается от горя. Жизнь превратилась в какой-то кошмар – супчики, подгузники, лекарства, врачи, боль и вздохи. С работы пришлось уволиться. Приходил Леша, приносил продукты, иногда забегала ее тетя, подменяла ее на несколько часов. Мама все время повторяла: «Спасибо тебе, деточка моя, кровиночка! Что бы мы без тебя делали?». Папа лежал без речи и только плакал.
- Валя, да очнись же, очнись! Ты уже год, как сиделка! Давай поженимся, давай уедем от этого кошмара, я больше не могу! – Леша плакал на кухне и тряс Валю за руку.
-Куда я поеду, как я их брошу? У них же кроме меня никого нет! Я не могу, Леша, я не могу так сделать.

-Есть интернат в области, я узнавал. Они возьмут их двоих. Они будут рядом, мы сможем их навещать. Только давай что-то решать, моя родная, я не могу больше смотреть, как вы все мучаетесь.

-Я не сдам своих родителей в интернат. Как ты можешь мне это предлагать? Ты знаешь, какой там уход? Они же целыми днями будут лежать голодные и обоссанные! Не, Леш, я не могу!

-А как же я и наша любовь? Что с нами-то будет, Валя?- Леша в отчаянии уже кричал.

-Забудь это, Леша. Меня уже нет и любви нашей нет. Ты найдешь еще себе жену. А я уже никого не люблю, сил на это нет. И ты иди, мне уже кормить их надо, а ты сидишь здесь, время у меня отнимаешь, - Валя зло и холодно смотрела на Алексея. Сердце ее сжималось в черной тоске, но она уже не могла быть с ним рядом.

-Прощай, - грохот закрывшейся двери и ее разрушенной жизни.

Потекла однообразная жизнь, где ничего не менялось. Валя устроилась работать в стоматологию рядом с домом, там смена была по полдня, и она успевала к обеду домой. Она никуда не ходила, мама просила ее не оставлять с чужими людьми. Они смотрели вместе телевизор, иногда Валя им читала вслух. Она готовила, стирала, убирала, колола лекарства. Иногда горькая обида на жизнь пробиралась в сердце, но становилось так нестерпимо больно, что Валя научилась ее отгонять и не думать об этом.

Папа умер через 16 лет, а через полгода ушла за ним мама. Валя похоронила их рядом. Сначала она даже почувствовала радость и смутная надежда на другую жизнь промелькнула в ее голове. А потом она поняла, что ей уже ничего и не надо больше. Она также ходила на работу, потом шла домой, смотрела телевизор, читала.

Теперь вот и этот этап ее жизни кончился. Закрывая за коллегами дверь, она знала, что больше никто из них не придет.
- Прощайте, - она окончательно закрыла дверь в свою жизнь.
Made on
Tilda