Рассказы и истории
Когда все выздоровеют
Лена смотрела на список поступивших и с облегчением увидела свою фамилию. Ура!
Лена смотрела на список поступивших и с облегчением увидела свою фамилию. Ура! От радости хотелось запрыгать. Еще бы, в этом году конкурс в медучилище был шесть человек на место, и Лена с ее тройками в аттестате не особо надеялась пройти. Она пробежалась глазами по списку, ища знакомые фамилии, но никого из знакомых, кроме Наташи Петровой, не увидела.

Наташу Петрову Лена знала по школе, та училась на год старше. В школе они практически не общались. Лене Наташа казалась недосягаемой. Красивая, с всегда подведенными черными стрелками космическими глазами и чуть вьющимися каштановыми волосами, хрупкой фигурой с узкими плечами и тонкими руками, она была иронична и надменна. Лена казалась себе не красивой рядом с ней, хотя была просто другой. Зеленые глаза блестели от жажды жизни и русые волосы беспорядочно падали на ее лицо, спортивная фигура с развитыми икрами и плечами.

- Садись со мной, - позвала Наташа Лену, когда та зашла в аудиторию на первую лекцию и озиралась в поиске свободных мест. Так началась их дружба. Это была дружба людей, отличных внешне и похожих внутренне. Схожее чувство юмора, желание отличаться от серой массы остальных людей, не бояться своих проявлений сближало их все больше и больше. Преподаватели не любили эту их дружбу и всегда пытались их рассадить.

Они придумали себе прозвища и называли друг друга только так. Лена была Алмаз, из-за ее красивой фамилии Алмазова, а Наташа – Петя, догадайтесь сами почему.

На лекции по физике они сели за первую парту. Преподаватель дал контрольную, но решать ее было очень скучно. Тишину аудитории прервал возглас Пети:

- Алмаз, на тебе шарф!

- Не может быть, - подхватила Алмаз, - тебе показалось.

- Это именно шарф, - продолжала Петя в полный голос, трогая и внимательно рассматривая Ленин шарф под изумленный взгляд преподавателя.

- Но почему ты так думаешь, Петя? – смеялась Алмаз.

- Вон! – взревела преподаватель, - обе вон из класса! По контрольной обоим неуд, и поставлю вам пропуск урока.
Девчонки расхохотались, покидали учебники и тетрадки в сумки и выкатились из аудитории.
- Пойдем в медпункт, возьмем освобождение от уроков, предложила Петя. Я как раз сегодня кашляю и насморк.

-Пойдем, - согласилась Алмаз, - правда у меня ничего не болит.

В медпункте Лене дали освобождение от уроков на два дня, а Наташу отправили обратно на лекции.

Вместе они бегали курить за угол на перемене и после лекций, вместе воровали пирожки из соседней булочной, вместе мечтали, кем они будут после медухи. Медучилище они рассматривали как случайный и промежуточный этап в своей жизни. Вообще Алмаз хотела быть археологом и известным ученым, а Петя мечтала стать актрисой. Как они станут теми, кем хотят они пока не знали, но точно знали, что все у них получится. Учились они обе очень хорошо, мозги были на месте, и они надеялись со временем поступить на вышку.

Через полгода директор вызвал их родителей и объявил, что девушки взяли полное лидерство в группе, сбивают остальных студенток со светлого пути обучения, поэтому их надо или отчислить или развести по разным группам. Решили развести. Лену перевели в соседнюю группу.

Лена быстро освоилась в соседней группе. Там на камчатке сидела четверка девочек – две Наташи и две Оли, к которым Лена и присоединилась. С Петей теперь они виделись на переменах и после лекций, когда не встречались со своими парнями, коими уже все обзавелись к тому времени.

Иногда у них совпадали пары по физкультуре, на которую надо было ехать через пол города на стадион Трудовые резервы. Тогда все девчонки ловили машину побольше, просили отвезти их на стадион, по дороге веселили себя и водителя, а по приезду вместо денег все вместе кричали: «Спасибо!» и уносились прочь.

Закончив медуху, Лена работала на станции переливания крови, а Наташа в поликлинике. Как только появилась вакансия на станции переливания, Лена позвонила Наташе и позвала работать вместе с ней, тем более в поликлинике Наташе не нравилось. Лена уговорила начальство взять именно Наташу, клялась и ручалась за нее всеми мыслимыми способами. И ее взяли.

Но на вторую неделю Наташа не вышла на работу, заболела. Потом каждый день опаздывала на час или два и вся выездная бригада не могла выехать на выездной забор крови, потому что не было медсестры. В конце концов Наташу попросили уволиться, а Лене хорошенько выговорили все, что думают о ней и об ее подруге.

С тех пор они практически не виделись. Лена вышла замуж, родила ребенка. Потом развелась. Работа медсестры ей не улыбалась, она закончила юридический факультет. Но и юристом ее без опыта никто не хотел брать. Она поработала секретарем, менеджером, продавцом авиабилетов, потом устроилась на мясокомбинат торговым представителем.
Там ее пригласила к себе в кабинет юрист компании.
- Не узнаешь, - улыбнулась юрист, когда Лена вошла в ее кабинет и вопросительно посмотрела на нее.

-Неет, - протянула Лена, хотя лицо показалось ей смутно знакомым.

- Ну вот, а мы сколько с твоим папой в медучилище бегали, чтобы вас не отчислили. Я мама Наташи Петровой.

-Ух ты ж! Как здорово! Я Наташу лет десять не видела! – обрадовалась Лена, - как она? Где?

- А с Наташей беда, - помрачнела мама, - она тогда после медучилища на Невского попала в психушку и сейчас она там.

Для Лены это было как мешком по голове.

- Как это так, мы же вместе работали даже. Да что с ней случилось? К ней можно поехать? Что ей привезти? – Лена плакала и все еще не верила, что с подружкой действительно случилась беда.

- Да, работала, но ее везде увольняли. Потом грибов попробовала каких-то. И агрессивная стала, никто не мог ее унять. Начала мебель выкидывать из окна, кричать, была в не адеквате полном. Пришлось вызвать бригаду. И так все время: ее то отпустит немного, она даже домой выбирается, то опять накроет. Лекарств очень много пьет и кофе. Ты к ней не приезжай, а то вдруг она разволнуется увидев тебя, не надо. Ненавижу ее подруг, вы все замужем, дети, работа, а у Наташи ничего нет.

Лена долго не могла прийти в себя после этого разговора. Так вот почему они столько не виделись, и никто не знал, где Наташа. Лена то думала, что она уже давно актриса. А вот как жизнь сложилась.

Они встретились еще раз через восемь лет. Лена шла по улице Чайковского, а навстречу ей шла Наташа с мамой. Наташа поседела, ее роскошные волосы поредели, морщинки бороздками прорезывали лицо, в зубах чернели промежутки. Цветущая Лена чувствовала огромную неловкость и смущение при виде Наташи. Она не знала, что ей сказать, как отреагирует Наташа и повернулась к ее маме.

-Алмаз, -позвала ее Наташа.

Лена повернулась и увидела молодые и живые глаза Пети на этом стареньком лице. Боясь выдать свои чувства, она прошептала: «Петя», и они осторожно обнялись. Постояли так пять минут и разошлись.
«Когда я выздоровею», -думала Наташа, «я обязательно позвоню Алмазу, мы с ней встретимся и пойдем куда – нибудь вместе».
Made on
Tilda