Рассказы и истории
Молодое вино.
Зима.
Продолжение
Зима пришла теплая, вперемешку снег с дождем. На улице было не пройти из-за огромных луж, грязи и мокрого снега, который дворники не успевали убирать.

Все это, впрочем, нисколько не отражалось на настроении Наташи. Сердце ее билось в груди так, что она слышала его стук, кровь весело бежала по ее сосудам, совершая свои круги по организму в ускоренном режиме. Она была счастлива, была влюблена и любима. Она знала, она чувствовала это из коротких сообщений из Парижа, которые не всегда могла понять и пересылала своему преподавателю французского, чтобы она перевела их для нее, будучи не в силах дождаться очередного занятия.

Преподавателя звали Юлия, она была чуть младше Наташи и относилась с горячей поддержкой ее чувствам. Иногда они даже могли отступить от темы занятия и целый час обсуждать какую-нибудь интересную ситуацию. Юлию удивляли взгляды Наташи на некоторые вещи или события. Например, когда Юлия просила в качестве примера привести на французском языке, что Наташе больше всего нравится в людях, это было несложно. А когда Юля просила сказать: «Я ненавижу», и далее, Наташа с удивлением обнаружила, что ей сложно подобрать слова. И они долго с Юлей обсуждали, что же можно ненавидеть: зима и дождь? Наташе они нравились. Работу свою в банке она любила, была прямо увлечена ею. Ложь? Но ведь она бывает разная, даже и во спасение. К тому же, что самое удивительное, под ложью разные люди понимают разное. Некоторые не считают ложью невинное: «нет», если продавец спросит, есть ли у вас более мелкие купюры, а вам надо разменять деньги. Короче, куда ни кинь, становится странным что-то ненавидеть, просто за то, что оно есть. А вот любить весь мир нисколько ни странно. Тем более, что любовь наполняла Наташу всю, изливалась из ее глаз мягким сияющим светом, вырывалась изнутри вместе с заливистым смехом. Все ее мысли были о нем и весь мир помогал ей осуществить ее мечты. Был уже куплен билет на самолет, 1 января она улетала в Париж. Новый год, новая жизнь, это казалось очень символичным. Она выбрала отель в 16 округе Парижа, считающимся тихим и буржуазным и чувствовала себя уже знатоком этого города.

Иногда она задумывалась, кто же такой Мади? Имя у него не французское, арабское. Она раньше слышала, что в Париже живет очень много арабов. Что они там делают, как живут? Интернет выдавал мало информации, больше, что это жители бывших французских колоний – Алжира или Марокко. Наташа видела, что Мади небогат, они никуда не заходили – театры, музеи и рестораны он обходил стороной, лишь с улицы видела Наташа их великолепие. Это никак не умаляло Наташиной любви, но заставляло задуматься, чем она будет заниматься в Париже. Гулять, конечно, хорошо, но она хотела побывать и внутри этого самого великолепия. Она мечтала пойти в Лувр и музей д Орсе, заглянуть в какой-нибудь ресторанчик, где, возможно, сидел Хемингуэй, да мало ли в Париже мест! Наташа была воспитана еще в наших советских традициях и привыкла, что мужчина приглашает женщину и платит за нее. Но в Европе, как она слышала, другие традиции, там каждый платит сам за себя. Наташа была совсем не против таких традиций, хотя они и казались ей немного странными и дикими, но что же ей делать, если у Мади совсем не будет денег? Надо ли ей платить за него или ходить везде самой? Зря она столько ломала голову, на месте все разрешилось само собой.

Новый год она отмечала со своей родней, дома у мамы, но рано ушла, так как ей надо было в шесть утра вставать, чтобы ехать в аэропорт. Всю ночь она не могла уснуть из-за своего волнения и взрывов петард раскрашивающих ночь во все оттенки радуги. Мади прислал ей сообщение: «Bon annee», с новым годом. Она ответила тем же. Написала ему название и адрес гостиницы. Он приедет! Это чудо! Наташа чувствовала, что чем то зацепила его и это очень льстило ей.

Утром она встала отдохнувшей, как будто и не было бессонной ночи. Она легко добралась до аэропорта, оставила машину на стоянке и вот он, Париж! Каким родным и близким он ей показался. Ей было приятно, что она знает как выглядят станции метро, где купить билет. А самое главное, она не была уже бессловесным человеком, она могла спросить у людей что-нибудь. И хотя она прекрасно понимала, что владеет французским языком лишь в начальной стадии изучения языка, она все же чувствовала себя здесь своей.

Доехав до нужной станции метро, она с легкостью нашла свою гостиницу. Зайдя в номер, Наташа с радостью обнаружила, что этот номер был лучше прежнего. И окна здесь выходят на улицу, можно наблюдать, не выходя из номера, за парижской жизнью. В номере был также холодильник и плита. Совсем по-домашнему.

Пришло сообщение на телефон. Мади писал, что он внизу. Так, надо, наверное, за ним спуститься, его может не пускают? Наташа вышла из номера и спустилась вниз. Прямо не верилось, что она сейчас его увидит! Это ни сказка, ни сон? Это все сбывается, как она сама хотела и сама для себя сделала. Волшебство. В фойе его не было. Где же он? Наташа недоуменно оглядывалась. Портье с удивлением смотрел на нее, но молчал. Наташа вышла на улицу. Улица тоже была пустая. Немного постояв, Наташа решила вернуться наверх, она оставила телефон в номере и вышла в совсем легкой одежде. Из-за колонны вышел Мади. Секунду они молча смотрели друг друга, сканируя малейшее движение лиц. Она прочитала в его глазах радость и смущение. Наконец они обнялись. Мади горячо говорил что-то. Наташа еще не понимала его, но речь уже не казалась незнакомой. Они поднялись наверх вместе. Мади принес бутылку красного сухого вина, багет и сыр – такой скромный и такой великолепный ужин.

- Ты поедешь со мной в Алжир? – этот вопрос застал Наташу врасплох. Конечно, она считала себя легким на подъем человеком, но такое! Как же ее дочь? Он еще не знает, кстати, что у нее есть дочь 14 лет. Она в замешательстве смотрела на Мади. Он, почувствовав ее смущение, вдруг погрустнел. Неловкая пауза длилась совсем немного. Мади с удовольствием обнаружил, что старания Наташи не прошли даром и она может с ним говорить.

- Как твои дела? Спросила она.

- Очень хорошо. Ты здесь! Ответил ей Мади. Он казался ей настоящим мужчиной. Его слова и жесты были наполнены каким то достоинством, были просты и понятны, без суетливости.

- Ты устала?

- Немного.

- Останемся в отеле сегодня?

-Да.
Мади подошел к окну и задернул шторы. Номер окутался сумерками.
Утром они проснулись, позавтракали и вышли на улицу.

Они шли по улицам Парижа, держась за руки. Наташе все время хотелось смотреть на Мади, улыбка не сходила с ее губ.

- Мне сегодня надо на работу. Я буду занят до пяти вечера., - Мади старался говорить очень медленно, чтобы Наташа понимала его.

-Хорошо, - немного разочарованно протянула Наташа. А где мы встретимся?

-Я напишу тебе сообщение на телефон, ответил он, где – нибудь у станции метро.

Он проводил ее еще немного, поцеловал в щеку и исчез.

Наташа была предоставлена сама себе. Сейчас ее это даже радовало. Не надо думать, по крайней мере, кто и за что платит. Она села в метро, доехала до Лувра. Отстояв огромную очередь, Наташа прошла в фойе. Здесь она с удовольствием смогла воспользоваться автоматами для покупки билета, минуя таким образом огромную очередь в кассу, где стояли несчастные, не знающие французского языка. Лувр очень понравился! Особенно впечатлили ее 2 статуи – Ники Самофракийской и Венеры Милосской. О Нике она ранее читала в романах Ремарка, там он частенько приходил на нее посмотреть. И скажу я вам, было на что. Вся порывистость и движение вперед, энергия и борьба. Жаль, у статуи нет головы, очень интересно было бы посмотреть на выражение ее лица. А у статуи Венеры, которую Наташа сто раз видела на разных картинках, она задержалась аж на час. Такая женственность, сила, грация! Все это завораживало ее.

Когда Наташа вышла из Лувра шел дождь. Переходя площадь Наташа заметила немолодого месье у которого под порывом ветра сломался зонтик. Месье очень возмущался этим, но заметив взгляд Наташи, поспешил к ней.

- О, эта мерзкая погода, вы не находите?- кричал он, справляясь одновременно и с порывами ветра и со сломанным зонтиком.

- А мне нравится дождь – улыбнулась Наташа.

-Как это может быть? – завопил месье, зайдем в кафе, я угощу вас кофе?

- Ви, то есть да, ответила Наташа.

- Меня зовут Филипп, - представился месье, снимая мокрый плащ.

-Меня зовут Наташа, - ответила она.

-Откуда вы? Что вы делаете в Париже? – спросил Филипп

Ее ответ, что она из России и здесь на отдыхе очень воодушевил его. Он составил целую программу их совместных развлечений, включая Фонтенебло, Версаль и рестораны. А она смотрела на него и думала, воистину Париж – город любви. Тут и шагу не пройти спокойно. Зачем-то она согласилась на всю эту программу, начиная с завтрашнего дня и зная, что никуда с ним не поедет. Не поедет из-за его сальных глаз, умильного голоса и покровительственных жестов.

Тут пришло сообщение. Наташа взглянула на экран телефона. Писал Мади: через полчаса на станции Мадлен.

- Филипп, мне очень жаль, но мне надо идти

-Как идти, куда идти? Ты же на отдыхе? Я думал мы сегодня поедем ко мне, и оттуда завтра начнем нашу программу – Филипп даже задыхался от разочарования.

- Я очень сожалею, но у меня здесь друзья и они меня ждут – Наташу немного пугала и веселила эта его реакция. Филипп что-то еще пытался сказать, чтобы уговорить Наташу остаться, но она была неумолима, ей надо идти и все тут. С мрачным видом договорились они встретиться завтра в 11 утра. И Наташа полетела к Мади. На следующее утро она написала сообщение Филиппу, что не придет и больше не отвечала на его отчаянные звонки и смс.

С Мади они виделись утром и вечером. Он познакомил ее со своими друзьями, некоторые из них были подозрительного вида, но казались дружелюбными. Чаще всего они все вместе встречались в каких нибудь дворах, сидели на лавках, пили вино, много болтали. Наташу нисколько не смущало, что она еще очень плохо знала французский язык. Мади и его друзья старались говорить медленно, подкрепляя свои слова мимикой и жестами. А она только хохотала и говорила им, что они плохо говорят по французски, она ничего не понимает. Это приводило их сначала в изумление, а потом они смеялись вместе с ней. Так пробежала вся неделя. Днем Наташа ходила гулять, смотрела на изумительно украшенные к рождеству Елисейские поля, сидела со словарем в кафе или посещала музеи. А вечером пила вино в подворотнях Парижа с подозрительными личностями и была абсолютно счастлива. Но все проходит и эта неделя тоже прошла. Опять автобусная станция, грустные глаза, прощальный поцелуй и бьющееся сердце. О, но теперь то она уже знала. Что Мади любит ее и ждет.
Made on
Tilda