Рассказы и истории
Ресторан
- Что ты нарисовал? – кричала Света дома, - у нас может хотя бы один день пройти без эксцессов?
- Вот, полюбуйтесь, что нарисовал ваш сын сегодня на уроке рисования, - Лиана Борисовна ткнула рисунок Светлане в лицо. Светлана с холодком в сердце, что же он еще вытворил, взяла листок. На альбомном листе была нарисована улица, здания и ресторан. На месте названия ресторана жирным черным цветом было выведено слово Говно.

- Сорвал урок, все дети смеялись, не могли успокоиться. Я отправила вашего Диму к школьному психологу. Ну и вы примите меры. Все же из семьи идет, - продолжала вещать Лиана Борисовна.

- Извините, меры примем, - растерянно говорила Светлана, - А где сейчас Дима?

- Он у психолога еще, пройдите на второй этаж, как раз и рекомендации психолога получите.

Бледная от стыда и злая Светлана поднялась на второй этаж и в коридоре увидела Диму. Он стоял перед своим расписание 5 а класса, как будто ничего и не случилось.

- Дмитрий, - окликнула его Светлана, она всегда когда злилась называла его полным именем, - пошли домой.

-О, мам, привет! – обрадовался ей Дима, - а ты что здесь делаешь?

- Дома поговорим, - процедила Светлана, повернулась и быстрым шагом помчалась к выходу. Дима поплелся за ней.

- Что ты нарисовал? – кричала Света дома, - у нас может хотя бы один день пройти без эксцессов? Почему я должна за тебя краснеть все время?
Маршаковы были многодетной семьей, муж, жена и четверо детей. Дима был третьим ребенком в семье и единственным мальчиком.
Дима молчал и смотрел в потолок.

- Ну и свинья же ты. Мы с отцом все для вас делаем, а ты как паршивая овца.

Маршаковы были многодетной семьей, муж, жена и четверо детей. Дима был третьим ребенком в семье и единственным мальчиком. Девочки были послушными и всячески поддерживали маму и папу, а с Димой была прямо беда. Он был очень упрямым и ничего не хотел. Он редко спрашивал разрешения и делал то, что считал интересным для только для себя. Самым интересным были игрушки на планшете и когда его не давали, у Димы сразу портилось настроение, и он визжал. Иногда мама, не вынося этого визга, в сердцах бросала планшет Диме.

Муж Светланы – Виктор работал в гос реестре, она нигде не работала. Но дел у нее было по горло, времени постоянно не хватало. Накорми всех, обстирай, нагладь, отвези, привези. К вечеру она чувствовала себя как загнанная лошадь.

Вечером Светлана рассказала все Виктору, и он рассвирепел.

- Ты что, совсем охренел, что ли? Выговаривал он Диме. – Мать что, вечно должна за тебя краснеть? Ты будешь нас слушать или нет?

- А вы меня будете слушать? – прошептал Дима.

- И что мы должны услышать? - издевательски произнес Виктор, - давай, мы тебя слушаем.

- Я не хочу ходить в школу, - твердо сказал Дима, - а вы меня все время заставляете.

- Я вот тоже не хочу на работу ходить. Но ты есть хочешь? Хочешь! И я хожу на работу. Школа это тоже работа. Если ты не будешь учиться, то не сможешь работать. Или будешь работать дворником. Ты этого хочешь? – вопрошал Виктор.

Разговор закончился как обычно отлучением Димы от планшета. Тот стал совсем неуправляемым, а однажды распсиховался и плюнул Светлане в лицо. Светлана потащила его к неврологу, но невролог никаких сильных отклонений не нашел. Старая медсестра с сочувствием глядя на Свету сказала:

- Совсем дети не отдыхают теперь. У всех английский и плавание, уроков куча, устают, вот и срываются.

Света сама чувствовала себя измученной.
Света вдруг подумала, что они никогда не бывают с Димой вдвоем. Семья большая, всегда кто-то рядом.
На следующее утро, Света развезла всех по школам и садикам, а Диму будить не стала. Он проснулся уже около десяти и сначала подумал, что сегодня выходной. Света сказала ему, что решили дать ему денек отдохнуть, и они пойдут скоро гулять. Дима по привычке заканючил про планшет, но идея зайти в кондитерскую оборвала его монолог и он начал быстро одеваться.

Света вдруг подумала, что они никогда не бывают с Димой вдвоем. Семья большая, всегда кто-то рядом. Они пошли на озеро Поплавок, кормили уток. Потом зашли в кондитерскую "Анна Францевна" и пили горячее какао с булочками. Зашли по дороге в Центральный парк и Дима катался на взятом напрокат велосипеде. Это был их день, и Дима казался даже довольным.

Всю неделю Дима не ходил в школу. Света позвонила Лиане Борисовне и сказала, что он болен. Сами же они гуляли, ходили в кино на утренние сеансы, вместе делали сосиски в тесте. Виктор ворчал, что это все блажь, но видя, как меняется Димино настроение, ворчать перестал. Белье копилось не глаженное и семья питалась пельменями. А Дима кайфовал и улыбался. Сбылись все его мечты. Нет ненавистной школы и мама такая добрая рядом.

- Знаешь мама, почему я назвал ресторан Говно?- спросил он ее в одну из их прогулок.

- Почему?

- Мне казалось, что жизнь какашка, от нее воняет. Я вот не хочу жить как вы, - солидно рассуждал он, - папа ходит на работу и мучается, ты мучаешься, я мучаюсь в школе. Лучше я уж дворником буду, хоть на воздухе буду гулять.

- Но ведь в жизни есть много радостных моментов, например кино или театры, вечеринки и утренники, путешествия, игрушки, да мало ли что еще.

- Мы этого почти не видим. Только сейчас мне нравится, как я живу, - грустно сказал Дима.

- Давай с тобой договоримся, что ты пойдешь в школу, но мы обязательно будем устраивать наш с тобой день раз в месяц, как ты на это смотришь?

- Да, и давай у нас еще будет семейный день, когда мы всей семьей будем гулять, ладно? – радостно звучал Дима.

- Давай, - улыбнулась Света, - ты выучишься и откроешь свой ресторан. Как он теперь будет называться?

- Пожалуй, я назову его "Семейный".

-Разве такие названия у ресторанов бывают?

- Конечно, бывают! Туда же вся наша семья будет приходить в семейный день.
- Давай, - улыбнулась Света, - ты выучишься и откроешь свой ресторан. Как он теперь будет называться?
Дима снова пошел в школу и даже неплохо учился. Вечером перед сном он все обдумывал, как он обставит свой ресторан, какие блюда он будет готовить. Что он будет готовить там сам, он не сомневался.
Made on
Tilda